Мистификации теории дыхания по Бутейко. Часть 24. (Жолондз о Бутейко)

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Вспомним метод Бутейко: прекращение пропотевания плазмы крови в бронхи быстро снимает удушье и "возвращает больного к жизни", хотя кислородное голодание (отметим от себя — остаётся АЛЬВЕОЛЯРНОЕ кислородное голодание, а в клетках же начинается усиленная генерация ЭНДОГЕННОГО кислорода — Е.В.) остается, в ряде случаев значительное. Кстати, заключение академика О. Газенко с соавторами о главенстве недостатка кислорода в воздухе над вымыванием углекислоты из крови еще раз убедительно доказывает несостоятельность теоретических положений К.П. Бутейко. (Есть ещё учёные, которые не пошли на поводу у автора ВЛГД, произведённой в КООПЕРАТИВЕ! - Е.В.)

Продолжая свои эксперименты, академик О. Газенко и его соавторы увеличили содержание углекислого газа во вдыхаемом воздухе до 3 — 4 процентов, более чем в 100 раз по сравнению с нормой. Авторы указывают, что это помогало восполнить недостаток кислорода. Исчезали тошнота, рвота, расстройства ритма дыхания, уменьшались головная боль, повышенная утомляемость. Основным физиологическим эффектом добавления углекислого газа было резкое усиление дыхания.

Такое значительное увеличение содержания углекислого газа в воздухе практически прекращает выход углекислого газа из капилляров в альвеолы (концентрация углекислого газа в выдыхаемом воздухе обычно составляет 3,8 объемных процента). Газообмен углекислого газа и кислорода становится ничтожно малым, определяемым резким снижением освобождения эритроцитов от углекислого газа. Наступает состояние сильнейшего кислородного голодания. (Отметим от себя — АЛЬВЕОЛЯРНОГО кислородного голодания. При котором — знает кто-то об этом или не знает — многократно возрастает генерация ЭНДОГЕННОГО кислорода в клетках, со всеми вытекающими отсюда благотворными изменениями. Особенно — когда такие тренировки приобретают характер РЕГУЛЯРНЫХ занятий Дыханием по Вериго. - Е.В.)

Именно поэтому резко усиливается дыхание у испытуемых. В этих условиях невозможно говорить о восполнении недостатка кислорода повышением содержания углекислого газа в воздухе. Можно лишь ставить вопрос о фактическом прекращении в эксперименте функционирования ряда органов и тканей в условиях сильнейшего кислородного голодания в пользу мозга, сердца, почек (совсем нет, так как речь в этом случае идёт об усиленной генерации ЭНДОГЕННОГО кислорода абсолютно во всех клетках с ядром, в митохондриях, в частности. И в таком случае выживают абсолютно все органы и системы — но на совершенно новом для себя физиологическом уровне, обеспечивающим более эффективный, экономный и выгодный обмен веществ, нежели до этого эксперимента. А что говорить тогда о РЕГУЛЯРНЫХ интервальных занятиях Дыханием по Вериго, во время которых такая ЛЁГКАЯ одышка моделируется на ОДНОМ занятии МНОГОКРАТНО — в отличие от одного - КЛАССИЧЕСКОГО - непрерывного занятия, когда гипоксия моделируется … один-единственный раз... - Е.В.). Цель — выживание!

Более высокое содержание углекислого газа во вдыхаемом воздухе, как сообщают другие авторы, вызывают коматозное состояние и спокойную смерть (при 40% углекислого газа). (Вот почему, наверное, Бутейко и не занялся изготовлением в своём КООПЕРАТИВЕ подушек с … УГЛЕКИСЛЫМ газом — кто же хочет сесть в тюрьму? - Е.В.) По последнему эксперименту авторами сделано менее строгое заключение. Отмечено, что в патогенезе острого периода развития горной болезни определенную роль играет гипокапния — "вымывание" углекислоты, что, по существу, вся картина горной болезни определяется одновременным влиянием как недостатка кислорода, так и потерей углекислого газа, хотя все же основная причина — дефицит кислорода. (Не только лишь основная, но и — одна-единственная!!! - Е.В.)

Авторы наблюдали, что один из показателей чувствительности дыхательного центра — время задержки дыхания становится стабильным на высоте 3600 м только через 1,5 — 2 года. (Скорее всего, это у НИЗКОРЕЗИСТЕНТНЫХ особей к гипоксии, так как не может быть одинакового времени развития в месяцах-годах от начала жизни в высокогорье - одинакового же времени задержки дыхания в секундах у всех людей — с различной резистентностью к гипоксии... - Е.В.) Это наблюдение связывают с ролью углекислого газа в процессе адаптации к высокогорью, хотя непосредственная связь в данном случае не определяется. (Да её и не может быть вообще! Ну, какое отношение могут иметь несчастных 0,03% СО2 в горном воздухе, если содержание О2 в том же горном воздухе снижается до существенных 12 — 14 %!!! - Е.В.)

Перечисляются другие неблагоприятные факторы климата высокогорья, которые добавляются в природных условиях. Это усиленная солнечная и космическая радиация, резкий перепад дневной и ночной температур, низкая абсолютная влажность воздуха, сильный ветер, электрическое состояние атмосферы. В результате одна и та же высота хуже переносится на Кавказе, чем на Памире и Тянь-Шане. В Антарктиде еще хуже.

Заметим, что перечисленные факторы климата высокогорья объективно располагают к гипертоническим процессам в организме. Газенко и его соавторы пронаблюдали, что некоторые здоровые люди — жители равнин начинают страдать от кислородной недостаточности уже на высоте 2000 метров. (Скорее всего — совсем низкорезистентные особи к гипоксии. - Е.В.)

Большинство здоровых неакклиматизированньгх жителей (скорее всего — акклиматизация здесь ни причём, а вот резистентность к гипоксии — всё! - Е.В.) равнин начинают ощущать действие высоты в районе 2500 — 3000 м, а при напряженной мышечной деятельности — и на меньших высотах. Бывают редкие случаи высокой устойчивости к гипоксии (или высоте?). Мы полагаем, что это гипотоники малого круга кровообращения. (А мы полагаем, что это — высокорезистентные особи к гипоксии!!! - Е.В.)

Авторы считают, что уже на высоте 800 — 1000 м над уровнем моря можно выявить отклонения вегетативных функций организма от нормы, но еще не считают эти отклонения горной болезнью. До высот порядка 2000 — 2500 метров организму человека благодаря приспособительным реакциям удается компенсировать недостаток кислорода (или влияния высоты?) (вот эти-то приспособительные реакции, позволяющие компенсировать недостаток кислорода в атмосфере — которые моделируются при Дыхании по Вериго с ЛЁГКОЙ одышкой - мы и "вытаскиваем" из недр генетической памяти — согласно книги Околитенко и Колбуна... - Е.В.).

У многих вначале ухудшается самочувствие, появляется некоторая вялость, учащается сердцебиение, возникает легкое головокружение, небольшая одышка при физической работе, сонливость. Через 3 — 4 дня такие явления, как правило, исчезают. Эти наблюдения не только будут полезны в наших дальнейших исследованиях, но замечательны еще и тем, что дают ответ на вопрос, за какое время развиваются коллатерали сердца, мозга, почек при кислородном голодании — за 3 — 4 дня! (Скорее всего, развиваются и какие-то реакции суперкомпенсации по выработке ЭНДОГЕННОГО кислорода... - Е.В.)

На высотах 2500 — 3500 м иногда возникает эйфория. Мы объясняем это явление началом галлюцинаторного действия кислородного голодания головного мозга. Авторы предупреждают, что на больших высотах тяжелые формы горной болезни и сопутствующие ей другие заболевания и осложнения развиваются очень быстро. В таких случаях рекомендуют немедленный спуск с высоты, кислород. Мы рекомендуем также понижение давления крови в артериях малого круга кровообращения с помощью иглоукалывания перед походом в горы и, при необходимости и возможности, в горах. (Мы же со своей стороны можем порекомендовать всем желающим побывать высоко в горах РЕГУЛЯРНО заниматься Дыханием по Вериго — с ЛЁГКОЙ одышкой — и вы всегда будете готовы к любым восхождениям в любые же горы... - Е.В.)

Привлекают внимание еще два момента из, статьи О. Газенко с соавторами. "Повышенный интерес к изучению физиологического влияния высокогорья в последние годы обусловлен еще и тем, что пребывание человека в горах способствует повышению устойчивости организма к различным вредным, неблагоприятным факторам внешней среды". (Молодцы профессор О. Газенко с соавторами — всё абсолютно точно подметили. - Е.В.)

В отношении дыхания подобный довод не находит подтверждения. "...Установлено, что после высокогорной тренировки большинство людей лучше приспосабливаются к острой нехватке кислорода, а также к действию ускорений и некоторых других факторов полета". (Абсолютно верное наблюдение профессора О. Газенко с соавторами. - Е.В.)

По части острой нехватки кислорода такое качество может сохраняться лишь несколько дней, пока еще сохраняется высокогорное коллатеральное кровообращение важнейших органов и тканей. (Ну, тогда-то и встаёт ребром вопрос о РЕГУЛЯРНЫХ занятиях Дыханием по Вериго — как способе "высокогорной тренировки", которая будет БЛАГОТВОРНО воздействовать на организм занимающегося столько, сколько данный человек сам захочет быть здоровым и устойчивым ко всем возможным и невозможным неблагоприятным факторам этой жизни... - Е.В.)

Отмечается также, что транквилизаторы в условиях высокогорья снижают иммунологическую стойкость организма. Подобное явление отмечается и на равнинах. В заключение этой главы мы приведем мнение профессора А.Б. Гандельсмана: "Углекислота действительно необходима для нормального течения всех происходящих в организме процессов. Известно даже, что дыхательная смесь — кислород с добавлением углекислого газа — усваивается лучше, чем чистый кислород".

Такие общие заявления недопустимы. Требуется обязательно указать, при каких условиях это наблюдалось. Так, автору довелось интенсивно физически работать на небольшой глубине под водой в индивидуальном спасательном аппарате с неисправным регенеративным патроном, т. е. пришлось дышать в течение 30 — 35 минут смесью кислорода и углекислого газа вместо кислорода. Последствия для молодого в то время человека с хорошим здоровьем были достаточно тяжелыми. (Вот о чём опять-таки умалчивает автор ВЛГД вкупе с Андрюшей Новожиловым и его неотёсанной мамой из КООПЕРАТИВА — вдыхание даже чистого кислорода с углекислым газом — ВРЕДНО!!! - Е.В.)

В то же время при спусках под воду на большие глубины во избежание "вскипания" крови в капиллярах альвеол от кислорода пользуются газовыми смесями с повышенным содержанием углекислого газа. Газовая смесь должна содержать такое количество углекислого газа, которое по напряжению в нужной степени приближалось бы к напряжению углекислого газа в выдыхаемом воздухе, ни в коем случае не превосходя его, иначе к "вскипанию" вдыхаемого кислорода добавится еще и "вскипание" углекислоты. (Ну, ещё добавляют и азот — как инертный газ... - Е.В.)

Далее с большим удовольствием читаем: "Вымывание угле кислоты из организма грозит рассогласованием деятельности многих функций организма. Но опасность такого "вымывания" существует лишь в особых условиях, например, кислородного голодания в высокогорье, а также при длительных субмаксимальных нагрузках, когда дыхание становится слишком активным и происходит чрезмерная вентиляция легких. Задержка дыхания в этих условиях — естественный, правда, не единственно возможный способ предупреждения горной болезни, уменьшения головокружения, других неприятных ощущений".

Опуская очевидную ошибку с субмаксимальными нагрузками, мы видим наконец-то прямое признание того факта, что опасность вымывания углекислоты в обычных условиях равнин отсутствует. (И об этом опять "скромно" умалчивает Андрюша Новожилов за 169.000 рубликов. - Е.В.) Следовательно, опасная бронхиальная астма на равнине не является следствием вымывания углекислого газа из организма. (Но бутейковщИна продолжает утверждать обратное, надеясь на то, что никто и ничего не читает... - Е.В.)

Такое приятно читать в условиях, когда вымывание углекислоты, как причину бронхиальной астмы, исповедуют вслед за Бутейко, страшно подумать, какие авторитеты. (Ну, это авторитеты — просто запуганные скандальным характером автора ВЛГД, не желая лишний раз связываться с истеричкой: надо тебе бумага? - на тебе бумагу! - надо тебе заключение? - на тебе заключение! - только отвяжись... - Е.В.) Особое удовлетворение вызывают у нас слова профессора А.Б. Гандельсмана о задержке дыхания как способе предупреждения горной болезни. (Абсолютно верное замечание профессора А.Б. Гандельсмана! А ещё лучше — медленный экономный ВЫДОХ, а не просто — задержка... - Е.В.)

Они еще раз убеждают в правоте высказанного нами выше мнения о горной (высотной) болезни. В самом деле, задержки дыхания усиливают кислородное голодание в обычном его понимании, (то есть — АЛЬВЕОЛЯРНОЕ кислородное голодание — что сопровождается повышенной генерацией ЭНДОГЕННОГО кислорода... — Е.В.) но уменьшают пропотевание плазмы крови в бронхи, об этом мы говорили в главе 5. Но если задержки дыхания помогают при горной болезни, значит, наше мнение о главенстве пропотевания плазмы крови в бронхи в комплексе кислородного голодания при горной (высотной) болезни правильно. Иначе задержки дыхания при горной (высотной) болезни приносили бы не пользу, а вред.

Иными словами, горная (высотная) болезнь, по нашему мнению, есть скоротечная бронхиальная астма, в некоторых случаях дополняемая и осложняемая скоротечной сердечной астмой или даже скоротечным отеком легких.

Продолжение следует.

24.10.2010

Евгений Вериго, с. Дедовщина

Подпишитесь на рассылку:

Эндогеник-01 и доктор Вериго
 

Нравится