Свободные радикалы - друзья или враги? Часть 2.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

А.Г. Гурвич первым обнаружил, что растения, дрожжи, микроорганизмы, а также некоторые органы и ткани животных служат источниками митогенетических лучей даже в «спокойном» состоянии, причем излучение это является строго кислород-зависимым. Из всех тканей животных таким излучением в опытах Гурвича обладали только кровь и нервная ткань! С использованием современной техники детектирования фотонов утверждение Гурвича о способности свежей неразбавленной крови человека быть источником излучения фотонов даже в спокойном состоянии полностью подтверждается, что говорит о непрерывной генерации в крови АФК и рекомбинациях радикалов. При искусственном возбуждении в крови иммунных реакций, интенсивность излучения цельной крови резко возрастает. Недавно было показано, что интенсивность излучения мозга крысы высока настолько, что может детектироваться высокочувствительной аппаратурой даже на целом животном!

Как уже отмечалось выше, большая часть О2 в организме человека и животных восстанавливается по одноэлектронному механизму. Но при этом текущие концентрации АФК в клетках и внеклеточном матриксе очень низки из-за высокой активности ферментативных и неферментативных механизмов их устранения, известных в совокупности как пресловутая «антиоксидантная защита». Некоторые элементы этой, якобы, «защиты» действуют с очень высокой скоростью. Так, скорость супероксиддисмутазы (СОД) и каталазы превышает миллион актов/сек. СОД катализирует реакцию дисмутации (рекомбинации) двух супероксидных радикалов с образованием Н2О2 и кислорода, а каталаза разлагает Н2О2 до кислорода и воды. Традиционные учОные обращают внимание лишь на мнимое «детоксицирующее» действие этих ферментов и низкомолекулярных антиоксидантов — аскорбата, токоферола, глутатиона и др.

Но опять звучит в ушах набат: в чем смысл интенсивной генерации АФК, например NADPH-оксидазой, если ее продукты немедленно устраняются СОД и каталазой?

Этот фундаментальный вопрос повергает в ступор практически всех приверженцев «антиоксидантной» теории. А ответ очень прост — до тех пор, пока учОные не начнут рассматривать энергетику таких реакций, «погоня бешеной собаки за своим хвостом» будет продолжаться. Причем речь идет об энергетике в ее классическом физико-химическом понимании, а не об ээотерическом, когда всевозможные гуру «гоняют по чакрам» всевозможные мифические «энергоинформационные поля».

В биохимии энергетика таких реакций вообще не рассматривается, хотя энергетический выход одного акта димсутации супероксидов — около 1эВ, а разложения Н2О2 — 2эВ, что эквивалентно кванту желто-красного света. Вообще, при полном одноэлектронном восстановлении одной молекулы О2 освобождается 8 эВ (для сравнения — энергия УФ-фотона с λ=250 нм равна 5 эВ). При максимальной активности ферментов энергия освобождается с мегагерцовой частотой, что затрудняет ее быстрое рассеяние в виде теплоты. Бесполезное рассеяние этой ценной энергии маловероятно еще и потому, что ее генерация происходит в организованной клеточной и внеклеточной среде. Экспериментально установлено, что она может излучательно и безызлучательно переноситься на макромолекулы и надмолекулярные ансамбли, и использоваться в качестве энергии активации или для модуляции ферментативной активности.

Рекомбинация радикалов, происходящая как при цепных реакциях с запаздывающими разветвлениями, так и опосредованная ферментативными и неферментативными «антиоксидантами» не только поставляет энергию высокой плотности для запуска и поддержания более специализированных биохимических процессов — она может поддерживать их ритмичное протекание, т.к. в процессах с участием АФК происходит самоорганизация, проявляющаяся в ритмическом освобождении фотонов.

Возможность самоорганизации в окислительно-восстановительных модельных реакциях, выражающаяся в появлении осцилляций окислительно-восстановительного потенциала или окраски была давно показана на примере реакций Белоусова-Жаботинского. Известно развитие колебательного режима при катализе пероксидазой окисления кислородом NADH. Однако организованная медицина до сих пор не принимает во внимание роль ЭВС в возникновении этих осцилляций! Хотя отдельные гении вроде Фредерика Коха и Эммануэля Ревича поставили этот феномен на службу человеку еще в 20-х годах прошлого столетия!

Известно, что в водных растворах карбонильных соединений (например, глюкозы, рибозы, метилглиоксаля) и аминокислот происходит восстановление кислорода, появляются свободные радикалы, и их реакции сопровождаются излучением фотонов (Кох, 1919 год). Относительно недавно, но уже современными исследователями, было показано, что в таких системах, в условиях близких к физиологическим, возникает колебательный режим излучения, что свидетельствует о самоорганизации процесса во времени и пространстве.

Существенно, что такие процессы, известные как реакция Мейяра, непрерывно протекают в клетках и внеклеточном пространстве. Эти колебания не затухают длительное время и могут иметь сложную форму, т.е. представляют собой ярко выраженные нелинейные колебания. Чрезвычайно интересно влияние на характер этих колебаний классических антиоксидантов, например, аскорбата (витамина С).

Обнаруживается, что в условиях, когда выраженные колебания излучения в системе отсутствуют, аскорбат в ничтожной концентрации (1 мкМ) способствует их появлению и вплоть до концентрации 100 мкМ резко усиливает общую интенсивность излучения и амплитуду колебаний. Т.е. он ведет себя как типичный прооксидант! И только в концентрации 1 мМ аскорбат выступает в роли антиоксиданта, существенно удлиняя лаг-фазу процесса. Но когда он частично расходуется, интенсивность излучения возрастает до максимальных величин. Такие явления характерны для цепных процессов с вырожденными разветвлениями.

Колебательные процессы с участием АФК протекают на уровне и целых клеток, и тканей. Так, в отдельных гранулоцитах, где АФК генерируются NADPH-оксидазами, вся совокупность этих ферментов «включается» строго на 20с, а в следующие 20с клетка выполняет другие функции. Интересно, что в клетках из септической крови эта ритмичность существенно нарушена. Обнаружено, что колебательные режимы излучения фотонов характерны не только для отдельных клеток, но и для суспензий нейтрофилов, и даже для цельной неразведенной крови, к которой добавлен люцигенин — индикатор генерации в ней супероксидного радикала. Существенно, что наблюдаемые колебания носят сложный, многоуровневый характер. Периоды колебаний лежат в диапазоне от десятков секунд до десятков минут.

Поразителен тот факт, что значение колебательного характера как регуляторных, так и исполнительных биохимических и физиологических процессов было открыто и широко использовалось Эммануэлем Ревичем еще в 20-е годы прошлого века, открывшего способы лечения «неизлечимых» заболеваний. Совершенно непростителен тот вопиющий факт, что значение колебательного характера как регуляторных, так и исполнительных биохимических и физиологических процессов в наши дни начинает осознаваться медленно и неохотно, и то не в медицине вообще, а единицами.

Совсем недавно было доказано, что внутриклеточная сигнализация, осуществляемая одним из самых важных регуляторов, кальцием, обусловлена не просто изменением его концентрации в цитоплазме. Информация заключена в частоте осцилляций его внутриклеточной концентрации!

Понятно, что подобные «открытия» требуют пересмотра представлений о механизмах биологической регуляции. Если до сих пор при изучении реакции клетки на регулятор принимали во внимание лишь дозу (т.е. амплитуду сигнала), то теперь становится ясным, что основная информация заключена в колебательном характере изменения параметров, в амплитудных, частотных и фазовых модуляциях колебательных процессов!

Из множества регуляторных субстанций АФК являются наиболее подходящими кандидатами на роль триггеров колебательных процессов потому, что они находятся в постоянном движении — они непрерывно рождаются и погибают, но при их гибели рождаются ЭВС — импульсы электромагнитной энергии.

Механизмы биологического действия АФК определяются структурой процессов, в которых они участвуют. Под «структурой процессов» следует понимать частотно-амплитудные характеристики и степень фазовой согласованности процессов генерации и релаксации ЭВС, сопровождающих реакции взаимодействия АФК друг с другом или с синглетными молекулами. Порождаемые электромагнитные импульсы могут активировать специфические молекулярные акцепторы, а структура процессов генерации ЭВС определяет ритмы биохимических, а на более высоком уровне и физиологических процессов.

Именно этим объясняется «специфичность» действия АФК — этих крайне неспецифичных с химической точки зрения агентов. В зависимости от частоты их рождения и гибели меняется структура процессов генерации ЭВС, а, следовательно, меняется и спектр акцепторов этой энергии, поскольку разные акцепторы — низкомолекулярные регуляторы, белки, нуклеиновые кислоты могут воспринимать лишь резонансные частоты.

Существенную роль во всех этих процессах играет водная среда, в которой они протекают, поскольку благодаря своим уникальным физико-химическим и динамическим свойствам вода играет не только организующую роль, но и сама принимает участие в продукции и устранении АФК.

Вышесказанное позволяет с единых позиций объяснить множество разрозненных, «необъяснимых» явлений. Так, роль «антиоксидантов» оказывается совершенно иной, нежели отведенной ей в рамках традиционных представлений. Конечно, они могут предотвращать неспецифические химические реакции повреждения биомакромолекул при избыточной продукции АФК… Но их главная функция — организация и обеспечение разнообразия процессов с участием АФК.

Чем больше инструментов в таком «оркестре», тем богаче его звучание! Именно поэтому большим успехом пользуется травотерапия, витаминная терапия и прочие формы натуропатии — ведь эти «пищевые добавки» содержат самые разнообразные антиоксиданты и коферменты, т.е. генераторы и акцепторы энергии ЭВС. Совместно они обеспечивают полноценный и гармоничный набор ритмов жизни. Ключевое слово — ритм!

Становится понятным, зачем для нормальной жизнедеятельности необходимо потребление дополнительных АФК с воздухом, водой и пищей, несмотря на активную генерацию АФК в самом организме. Дело в том, что полноценные процессы с участием АФК рано или поздно затухают, поскольку при их протекании постепенно накапливаются их ингибиторы — ловушки свободных радикалов.

Можно провести аналогию с костром, который затухает даже при наличии дров, если продукты неполного сгорания начинают отбирать все больше энергии пламени. Поступающие в организм АФК выступают в роли «искр», которые вновь разжигают «пламя» — генерацию АФК уже самим организмом, что позволяет дожечь и продукты неполного сгорания. Особенно много таких продуктов накапливается в больном организме — потому и столь эффективны озоно- и перекисно-водородная терапии.

Важное дополнение: ритмы, возникающие при обмене в организме АФК, в значительной степени зависят от внешних ритмоводителей, к которым относятся, в частности, колебания внешних электромагнитных и магнитных полей, поскольку реакции с участием АФК — это, по сути, просто реакции переноса неспаренных электронов, протекающие в активной среде. Такого рода процессы, как следует из современных представлений физики нелинейных автоколебательных систем, весьма чувствительны к очень слабым по интенсивности, но резонансным воздействиям.

В частности, процессы с участием АФК могут быть первичными акцепторами/детекторами резких изменений напряженности геомагнитного поля Земли (так называемых геомагнитных бурь), Солнечных бурь/вспышек, Лунных циклов/затмений и т.д. и т.п. Поразительно, но все это было известно и учитывалось при лечении Фредериком Кохом еще 90 лет тому назад. В той или иной степени они могут реагировать на низкоинтенсивные, но упорядоченные поля современных электронных приборов, в частности, компьютеров, телевизоров, сотовых и радио телефонов, ламп дневного света и т.д. Если ритмика процессов с участием АФК ослаблена и обеднена (что и наблюдается при болезни), подобные внешние воздействия при определенных их характеристиках повышают вероятность еще большего разобщения и хаотизации зависящих от генерации ЭВС биохимических и физиологических процессов, т.е. хронизации и отягощению заболеваний.

В этой связи можно привести чрезвычайно показательный эксперимент: с целью изучения возникновения и развития кариеса. 2 группы мышей содержали на одинаковом рационе питания с переизбытком белого сахара. Разница была только в одном — одна группа мышей содержалась при естественном, природном освещении, а другая — под лампами дневного света. Кариес, естественно, развился в обеих группах, но во второй частота и тяжесть его проявления была в пять раз выше.

Безусловно, механизм процессов с участием АФК, подобно любому другому, может ломаться. В частности, одной из главных опасностей для его нормального функционирования может быть недостаток кислорода в среде, где он протекает. И именно тогда начинают развиваться те процессы, которые представляют реальную опасность — распространение цепных радикальных реакций, при которых повреждается множество биологически важных макромолекул. В результате возникают гигантские макромолекулярные химеры, к которым относятся атеросклеротические и амилоидные бляшки, старческие пятна (липофусцин), другие склеротические структуры и многие другие балластные, токсичные субстанции. Организм борется с ними, интенсифицируя продукцию АФК, но именно в АФК учОные и видят причину патологии и стремятся их немедленно устранить. Ситуация та же, что и с туберкулезной палочкой — врачи (от слова «врать») всячески подавляют собственные усилия организма в борьбе за жизнь. Занавес. ( - конец статьи Рауля Санчеса, помещённой им на его сайте. Опять-таки повторюсь: как многих умных людей не интересуют "манеры" доктора Вериго, а интересует суть излагаемых им проблем, точно также меня абсолютно не интересует "манера" излагать свои мысли Раулем Санчесом. Меня интересуют только лишь излагаемые им умные вещи... - Е.В.)

Продолжение следует.

15.09.2010

Евгений Вериго, с. Дедовщина

Подпишитесь на рассылку:

Эндогеник-01 и доктор Вериго
 

Нравится